Main menu

События, новости, мероприятия

  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • 6
«
»

Возвращение к берегам «Утопии»

     Эту книгу перевели практически на все языки мира, она выдержала более семисот переизданий, вот уже полтысячелетия ее не только читают — о ней спорят, ее изучают… О чем речь? Не угадали: об «Утопии» Томаса Мора.

 Sir Thomas MoreРазумеется, более всего ценится прижизненное издание «Утопии» 1518 года – а таких во всем мире осталось очень мало. И один из этих бесценных экземпляров хранится в Центре социально-политической истории (филиале Государственной публичной исторической библиотеки). Судьба этого фолианта – настоящий детектив. В середине 1990-х книга была похищена из библиотеки: в те годы Институт марксизма-ленинизма, которому принадлежала библиотека, уже был ликвидирован, богатейшие книжные фонды оказались на положении беспризорника. К счастью, недавно часть пропавших фондов чудом удалось вернуть. Среди возвращенных раритетов – каноническое издание «Утопии». Вот что рассказала заведующая отделом специальных коллекций Центра социально-политической истории ГПИБ России, кандидат исторических наук Ирина Новиченко:

Thomas MoreСегодня в России имя Томаса Мора почти забыто, но не потому, что его идеи утратили актуальность – причина в извивах нашей истории. Поскольку Маркс и Энгельс сочли автора «Утопии» своей предтечей и не раз ссылались на него, в СССР философ XVI века был объявлен основоположником утопического коммунизма. Что привело к парадоксальным результатам: его практически перестали читать. Для подавляющего большинства он превратился в имя без текста, растерзанный на цитаты и отдельные идеи. Заметим, идеи порядком извращенные. Например, сэр Томас Мор никак не мог осенять своим благословением атеистическое государство хотя бы потому, что в его стране Утопии не было места неверующим, он так и провозглашал: атеист в Утопию не войдет.

Более того, сам Мор причислен к лику святых: ведь он принял мученическую смерть, отказавшись отречься от католичества и признать Генриха VIII главою церкви. Эту деталь, разумеется, не оглашали. Зато имя Мора в СССР было в большом почете: делались новые переводы, выпускались переиздания, выдвигали свои гипотезы касательно «Утопии» историки, обществоведы, философы. К 1980-м годам историей «Утопии» занимались уже целые отделы: сначала в Институте истории, затем в Институте всеобщей истории. Тут следует назвать такие знаковые имена как академики  Е.В. Тарле и В.П. Волгин, Б.Ф. Поршнев,  А.Э. Штекли, И.Н. Осиновский, О.Ф. Кудрявцев.

Thomas MoreКазалось бы, что нового спустя почти пятьсот лет изучения можно найти в небольшом политическом романе? Он написан в форме диалога, рассказа об удивительной и прекрасной стране. Мор предварил роман своеобразным предисловием: перепиской с друзьями и единомышленниками. Тут, кстати, надо вспомнить, что в эпоху Ренессанса круг людей, увлеченных гуманистическими идеями, был узок. Они, как правило, прекрасно друг друга знали, встречались, но чаще состояли в переписке (география обширна: Фландрия, Италия, Англия, Голландия и др.), обменивались мыслями, дискутировали – в таких беседах и спорах оттачивались и углублялись дорогие им идеи, обсуждалось, возможно ли их воплощение на земле. Это ведь, по сути, краеугольный камень, не случайно слово «Утопия» переводится как «Земля, которой нет нигде»: сам Томас Мор лишь прокладывал русло своим представлениям об идеальном устройстве общества, но не слишком надеялся на построение реального государства, которое зиждилось бы на гуманистических принципах.

Вот такие философские беседы и составляют предисловие, исследовать которое ученые не устают уже пять столетий: ведь каждый из собеседников Томаса Мора – личность могучая (достаточно назвать имя Эразма Роттердамского), за каждым стоит собственная идеология, его личные представления об идеальном мироустройстве. К тому же, Мор не раз менял и дополнял предисловие: дописывал и развивал мнение того или иного единомышленника, который, прочитав предыдущее издание, высказал глубокую мысль, добавлял новых «персонажей».

Thomas MoreКстати, важно отметить, что именно собеседники Томаса Мора начали формировать то, что мы в ХХ веке назовем Антиутопией и что станет горестным ответом Мору – хотя, на самом деле, это не развенчание его идеи, а ужас перед тем, как, вооружившись гуманистической мыслью и слегка ее «подредактировав» по собственному усмотрению, можно привести общество через революцию к тоталитаризму. Так вот, многие гуманисты XVI века, составлявшие круг общения автора «Утопии», придерживались гораздо более прагматических взглядов, пытаясь предположить, во что превратится «Утопия», если попытаться ее построить.

Конечно, неисчерпаемым предметом изучения остается сам текст романа: написанный изначально на латыни, он претерпел изменения и при переводах, и в переизданиях – так что всякий раз исследователи начинают с того, что же на самом деле является предметом их пристального внимания, где истинные идеи Томаса Мора, а где – ошибки, дополнения или вольные толкования переводчиков и издателей.

В коллекции нашей библиотеки несколько  изданий «Утопии» до XVIII века.  Мор был возмущен ошибками, допущенными в первом и втором изданиях «Утопии», которые были опубликованы соответственно в 1516 и 1517 гг. Он внес необходимые исправления, обратился к  известному книгопечатнику того времени, работавшему в Базеле – И. Фробейну, и в 1518 году тот выпустил в течение года три издания (в марте, ноябре и декабре), которые вполне удовлетворили автора и, ныне, по мнению ученых, считаются каноническими.

Thomas MoreОни, между прочим, уникальны еще и своим… форматом. Традиционная книга эпохи Ренессанса — размером с половину ладони: та, что умещается в руке. Такую можно было всегда носить с собой, чтобы при первой же возможности погрузиться в мир идей. Конечно, «Утопия» издавалась и в этом формате – но позже, сам автор предпочел необычный большой формат, дабы сопроводить роман иллюстрациями. В результате на свет появился том, украшенный гравюрами, в том числе, картой Утопии и утопианским алфавитом. Кстати, интересная деталь: роман открывается гравюрой, где изображены три прогуливающихся философа. А под ней – подпись автора, перечисляющего собеседников, причем он называет не три, а четыре имени. Как такое получилось? В первом издании философов, действительно, было трое – по этому тексту и рисовалась гравюра. Однако сэр Томас дописал предисловие и ввел четвертого собеседника, а сделать новую гравюру, видимо, не успели…

Разумеется, в фондах библиотеки много уникальных изданий авторов, продолжавших дело, начатое  Томасом Мором и Томаззо Кампанеллой, идеологов утопических сообществ, коммун: от публикаций ранних английских и французских утопистов до классических работ  А.Сен-Симона, Ш.Фурье, Р.Оуэна и др. Не один Томас Мор пытался смоделировать идеальное общество (достаточно вспомнить «Государство» Платона). Но он – первый и, пожалуй, единственный, кому удалось создать абсолютно целостную, проработанную модель: настолько живо и подробно описал он свою «Утопию», что многие современники искренне поверили в нее. То было время плаваний Колумба и Магеллана, на дворе стояла Эпоха географических открытий – и люди сочли роман Мора реальным описанием жизни на одном из новооткрытых островов. А ведь действительно, что такого уж совсем несбыточного провозгласил сэр Томас? Ведь в его идеальном мире люди не становятся равны богам и не живут по тысяче лет, там всего лишь царит равенство. И описал он это не как царство мечты, а детально проработал каждую мелочь. Отчего бы не поверить, что где-то на острове в Тихом океане так оно и есть на самом деле?.. Увы, первая же попытка воплотить его идеи на грешной земле, предпринятая Французской революцией, захлебнулась в крови, о нашей революции, вновь поднявшей на флаг Томаса Мора, и вспоминать не хочется. Словом, до сих пор «Утопия» остается лишь утопией.

Thomas MoreВсе так, однако Мор открыл реальные перспективы для развития общественных и государственных структур, форм общественных отношений – и везде, где история идет без революций, но по гуманистическому пути, мы видим развитие идей и принципов, постулированных в «Утопии».

Мор и сегодня звучит крайне современно: например, именно он первым предупредил человечество о страшной опасности создать общество потребления. Как предотвратить эту угрозу, что сделать, дабы потребительские тенденции, потребительские инстинкты не стали доминантой, чтобы не они направляли развитие государства? Мы сейчас ломаем над этим голову, а Мор предвидел такую опасность еще пятьсот лет назад…»

В 2016 году исполняется 500 лет с момента выхода первого издания «Утопии».

Актуален ли Томас Мора сегодня? Во всяком случае, идеи идеального мироустройства имели достаточно прецедентов практического воплощения.

Запись Ольги Монаховой .

Читайте о выставке

Утопические чтения

Видеозапись экскурсии по выставке

FacebookTwitterRSS